(499)191-92-21
8-916-823-98-79

Беседа №8 «По Сеньке и шапка»

По Сеньке и шапка.


Мы всегда хотим больше, чем у нас есть, и лучше того, чего сами достойны. А где же справедливость?

Однажды я услышала от мужчины такую фразу «Я хочу, чтобы Она (предполагаемая женщина) была лучше и чище, чем я сам, чтобы я мог расти». Круто!!! Вот здорово придумал! Я спросила его: «А о ней ты подумал? Ей-то каково будет с тобой – не совсем хорошим и не совсем чистым?» Ведь это означает, что она должна либо пасть на твой уровень, т.е. стать хуже и грязнее, чем была, для того чтобы соответствовать тебе, либо, оставшись на своем уровне и в своем виде, противостоять тебе, ибо подсознательно ты будешь пытаться сделать ее не только равной себе, но ниже себя, ибо наше истинное расположение в пространстве таково, что мужчина всегда выше и больше, нежели женщина. Мужчина – это пространство, а женщина – время, или живущий в пространстве. А «тогу чистоты», кстати, на женщину надевает именно мужчина, конечно в своем представлении в первую очередь, а затем уже в глазах общественности. Как говорят: «Жена Цезаря – вне подозрений». Женщина всегда такова, какой ее видит мужчина. Повторяю: видит ее, а не самого себя относительно нее. Потому как в данном случае мужчина видит в женщине лишь собственные страхи и свои недостатки и грязь, которые он и проецирует на женщину. Хотя это проблема не только мужчин. Большинство женщин, в свою очередь, проецирует на мужчин предполагаемый образ, якобы соответствующий их достоинству.

Еще один случай из моей практики. Женщина тридцати с небольшим лет, никогда не бывшая замужем и не имеющая детей, со слезами на глазах говорила о том, как она несчастна и как завидует людям, которые знают языки, владеют компьютером, пишут стихи. «А чем ты сама занимаешься в свободное время? Почему не читаешь книг, если считаешь сама себя ограниченной, почему не учишь языки, ведь сейчас это доступно всем? Что ты делаешь, когда свободна?» Ответ потряс меня. Она сказала: «Я Ем. Я ем и плачу». Оказалось, она ест каждые два часа, начиная с шести утра. Вначале «разгоняет» аппетит, чтобы к восьми утра захотеть есть, затем по какой-то ведомой только ей шкале набирает какое-то количество калорий и витаминов. Культ еды. Все в жизни сведено к потреблению, в данном случае еды. Еды как информации. Информационный голод, вызванный нарушенной коммуникацией, подменен животным голодом. Постоянное желание есть, как желание заполнить пустотужизни, как пустоту живота. Невозможность подобной замены и вызывает слезы и отчаяние. Но когда я поинтересовалась: «Почему же ты не накрашена, почему ходишь в кедах, где туфельки, каблучки, которые так нравятся мужчинам?» Ответ, как и первый, был сногсшибательным: «А чего это ради я должна для них краситься, вот еще, а они смотреть будут?» –  «Ага, так ты даже в этом отказываешь мужчинам? А как же ты замуж хочешь выйти? Ты же должна нравиться мужчине, быть для него интересной». На что был безапелляционный ответ: «Это пусть он будет интересным, чтобы мне понравиться». Опять потребительство и опять «Я». И тут разговор зашел о принцах крови, об их титулах: «светлостях», «высочествах» и т. д. И вновь потрясающая реплика: «Да, я за принца замуж – не глядя, хоть сейчас!» Да побойся Бога! За что же тому принцу такое, ведь «ни ступить, ни молвить не умеешь, насмешишь ты целое царство». Ну что он с тобой делать станет? Есть что ли? Резюме – страшная обида женщины, причем сей раз на меня. Вот и живет человек в постоянной обиде на всех людей, на Мир, на жизнь, за то что они не хотят, якобы, оценить его достоинств. Да как же оценить то, чего нет? Ведь ежели ты сама себе ставишь оценку «плохо», что, кстати, вполне соответствует действительности, так за что же обижаешься на других? Почему считаешь, что все и вся всем своим существованием должны доказывать тебе обратное? А что ты для них сделала, что ты сама для себя сделала? Да только ела и плакала. Но этого прискорбно мало. В такие моменты жизни нужно не плакать самой, а утешать других, как бы трудно тебе ни было. Ибо, утешая других, поймешь себя. А понимая через себя, утешишься сама и сможешь утешить другого.


«Лишь слезы утирая другим
Вы сможете подняться 
И пропеть величие великого ПРОЩЕНЬЯ…
»


Иного пути нет. И по закону справедливости с нами всегда рядом тот, кого мыдостойны, как бы плохо мы о нем ни думали. А если ты один, значит, ты простонебезопасен для других. Мир – самый беспристрастный судия.  И наша Жизнь, как зеркало, – всегда показатель наших качеств и их отклонений. И не берите для аналогии жизни Великих или Святых людей. Это служители. Они на служении Миру, а вы – в услужении и страхе самих себя. Слепую Матрону при жизни гоняли «из угла в угол», ни дома, ни защиты не имела от людей, а после смерти канонизировали, чем обрекли на невозможность нового воплощения на довольно длительный срок и на тяжелейшую работу для людей. Как говорят Мои Наставники, такова «благодарность» людей. Идут паломники к Матроне итолько просят: дай, сделай, помоги… Ну почему она должна вам давать и делать за вас? А вы что для нее сделали – хоть при жизни, хоть посмертно? Дай мне – и все тут. Хоть кто-то из вас пришел к Матроне с Радостью и благодарностью? Хоть кто-то из вас сказал: «На, Матрона, возьми у меня, ведь тебе, наверное, нелегко, вон нас, просящих, сколько». Ни одному из вас это даже в голову не пришло. Как же, отдать свое – ну уж нет. Мне, для меня… Да чтобы вам дать, нужно где-то взять. Закон сохранения энергии. Ведь чтобы дать вам, нужно где-то у кого-то отобрать. Разве справедливо? А посему, получая от кого-то, не забывайте дать кому-то другому. Так устроен Мир. Если ты сделаешь что-то для другого, кто-то, не обязательно тот, кому ты сделал, сделает для тебя. Ты для мира, а мир для тебя. Именно на этом основаны и жертвенность, и меценатство, и закон золотой десятины, даже понятие криминального мира гласит: «Не ешь один»… Будьте милосердны, сердце само подскажет Меру того, сколь ты можешь отдать без вреда для себя. Ибо, если, отдавая, ты вредишь себе, истощая самого себя больше половины, то рано или поздно ты начнешь забирать у близких, истощая и их, а это наказуемо, ибо это уже расточительство. Именно поэтому мне самой запрещены голодовки и многочасовая работа в течение длительного времени. Как-то я работала по 17 часов в сутки довольно длительный период. Наставники предупреждали: «Вернись в щадящий режим». Но я тогда так боялась не успеть, не сделать, не понять, а так хотелось пройти. И однажды отработав и проводив человека, я вдруг почувствовала себя плохо. Вначале не поняла, ведь я так была довольна сделанной работой, много поняла, много успела – и вдруг так плохо, что стала опускаться на пол. Сознание моментально начало сканировать состояние тела, органов, систем; все в порядке, ничего не болит, но почему плохо? И вдруг у меня прекратилась глотательная функция, организм сам подсказал причину, я поняла: нервная система истощена, перерасход нервной энергии, следующей могла прекратиться дыхательная функция. Срочно нужна была энергия. Я вспомнила, что в этот день просто не успела поесть, да и забыла, потому что в уровнях сознания, где я работаю, нет голода, плюс напряжение, вызванное страхом не успеть, плюс чрезмерное желание пройти во что бы то ни стало. И тогда Наставники, сетуя, сказали: «… как можешь, в деланьи участвуя, решать, боясь не угадать, не просчитать, лишь помешать ты можешь…».

И я вспомнила, как в предыдущий раз они уже объясняли: «Если ты отдаешь больше половины того, что у тебя есть, ты уже отдаешь не энергию, ты отдаешь Жизнь свою, остановись, не время». Только Иисус мог сказать: «Я отдаю вам Жизнь Мою, чтобы вновь принять ее от Отца Моего Небесного». Но это удел избранных, предполагающий высочайший уровень развития. Такое возможно только при водительстве Самого Отца.  Посему, плохо не додать, но и передать не хорошо. Если ты не щадишь себя, как пощадишь других? Сказано: (9) «… приобретайте себе друзей богатством неправедным, чтобы они, когда обнищаете, приняли вас в вечные обители». (11) «Итак, если вы в неправедном богатстве не были верны, кто поверит вам истинное?» (12) «И если в чужом не были верны, кто даст вам ваше?» (Евангелие от Луки).

Неправедное богатство – это чужие поля, полевые тела и энергии, отдавая которые, вы можете получить свое, ибо часть всегда стремится к целому, а два на одном месте быть не могут. И если у вас есть чье-то, то у него есть ваше. И отдавая ему его, свое вы получаете автоматически. Я говорю об энергообменепри любом взаимодействии, при любом разговоре между людьми. (41) «Подавайте милостыню из того, что у вас есть, тогда все будет у вас чисто». (Евангелие от Луки.) Иисус имел в виду не только милостыню в финансовом эквиваленте, т.е. деньги, но и отдачу душевную, т.е. милосердие, душевное участие, сострадание, искренний интерес к собеседнику при любом общении.

(42) «Но горе вам, фарисеям, что даете десятину с мяты, руты и всяких овощей и не радеете о суде и любви Божьей: сие надлежало делать, и того не оставлять». (Евангелие от Луки.)

Итак: если вы чужое пожалеете, не сможете отдать, будете скупы, кто доверит вам ваше? Во всем нужна мера. Сказано: не оскудеет дающего рука. Ты дай, дай первым, но подожди ответа, и если ответа нет, то пусть то, что ты дал, будет милостыней. Дал и забудь. Ибо если ты дал раз, второй, третий, но без ответа, ты и себе навредил, и другому не помог. Игра в одни ворота рождает потребительство и иждивенчество человека, который только потребляет. Последнюю рубаху отдавать не стоит. Сура Корана гласит: один человек решил стать святым и раздать все, что он имеет. Он раздал все. Но пришел мальчик и сказал: «Ты раздаешь, а мать велела взять у тебя». «Но у меня уже ничего нет»,  – ответил человек. «Но мне велела мать», –  настаивал мальчик. И тогда человек снял с себя последнюю рубаху и отдал. А по ту пору в городе случился пожар. Но человек остался нагим и не смог выйти из дома. Так и сгорел. Резюме: последнюю рубаху отдавать нельзя. Ведь у человека один Долг, Долг перед Отцом Небесным – это научиться любить все и радоваться всему, познавая это. А не бессмысленно жертвовать своей Жизнью ради прихоти других и их мнения. Иисус говорил: кто пожалеет свою Душу – погубит ее, кто не пожалеет своей Души – спасет ее. Он имел в виду сострадание и милосердие. Но не только на словах, но истинные и в деле.

Приведу случай из моей жизни. Разговор с приятелями из Америки после трагедии в Беслане. Женщина, позвонив, патетически восклицала: «Мы с мужем так переживали, так переживали, что слегли оба с сердечным приступом». На что я объяснила: вы слегли оба с приступом, потому что Лжете самим себе.  Лжете и позерствуете друг перед другом. Вы можете победить терроризм? Нет! Вы можете вернуть матерям их детей? Нет! Вы можете открыть счет для борьбы с терроризмом? Нет! Так чего вы слегли? «Да как же можно быть такой бесчувственной? –  воскликнула приятельница. –  Мы же не каменные, как мы должны на это реагировать, и тогда почему и зачем случаются такие трагедии?» «Почему и зачем – то нам неведомо, – ответила я. – Но случившееся должно привлечь и обратить внимание людей на тех, кто с ними рядом. И научить людей любить близких и ближних, пока они живы и рядом. Обратить внимание родителей на их детей. Научить людей быть счастливыми только оттого, что все их близкие и любимые живы и здоровы. Научить родителей любить и радоваться своим детям любым, какими бы они ни были: умными или глупыми, плохими или хорошими. Любыми. Любить их и видеть их глаза и понимать их, а значит принимать их любыми. И быть благодарными Небу и своим детям за великое счастье отцовства и материнства, которое было вам даровано испытать. Тогда меньше станет и наркоманов, и алкоголиков, и хулиганов. Это все недолюбленные дети. «А вы,  – обратилась я к приятельнице, –  реагируете потому что считаете, что вы должны реагировать, а должны ли вы? А позерство в том, что вы, якобы, переживаете за чужих детей, а своим слово «люблю» никогда не сказали». В этой семье слово «люблю» относительно детей не произносилось. Не достаточно дети, видите ли, хороши, пустоцветы, не удовлетворили родительских амбиций, не стали ни министрами, ни их женами. Пустоцветы – так называл отец своих детей.

И еще один разговор с ними же. «Мы столько видели сегодня падений, –  рассказывала приятельница, – два раза днем и уже вечером в метро увидели, как упал старик, как рассыпалось и разлилось то, что было у него в сумке. Как вы считаете, что это за знак для нас?» –  испуганно спросила приятельница. «Это знак того, что вы, кроме самих себя, никого и ничего не видите. И если так будет продолжаться, то и вас не увидят. «Ну зачем вы так строго», –  обиделась приятельница. Строго – это мягко сказано. Я говорю это, негодуя. Вы увидели упавшего старика. Разве вы подошли к нему, разве помогли подняться? Разве, видя его огорченного по поводу разбитого, дали ему денег? Разве утешили его? Вы что, не могли помочь ему подняться, не могли пошутить, утешив словами: «Дед, ну ты даешь, прыгаешь, как молодой. Ну ты не расстраивайся: конь о четырех копытах, да спотыкается. На тебе денег, купи молока, что разлил, да впредь будь осторожен». И старик бы рассмеялся, утешившись вашей заботой и милосердием. Но вы в этот момент думали только о себе, чем вам это грозит. Вот еще, поднять грязного старика, да денег дать. Царское ли это дело? Вот и вся ваша «духовность» и показное милосердие. Что это для нас значит? Вот то и значит. Живете напоказ, чувствуете напоказ. Причем напоказ друг другу. Это называется самолюбование, что есть грех. Законы справедливости, как я считаю, и есть законы самосохранения, а значит залог здоровья. И восьмая система в творении Творца – это система целительства. Есть Духовное целительство – это пророки, есть телесное – это Пантелеймон, наш пантеон святых, есть душевное целительство – это Серафим Саровский.

Первым, кого я увидела и кто меня учил из Наставников, был именно Серафим Саровский. Это он объяснял мне первый, как идет энергия из рук, из пальцев, из ладоней. Но настало время, и он показал, как идет энергия из груди. Однажды болея, я просила его: «Помоги!» На что увидела его удивленные глаза и услышала: «Я не целю тело, я целю Душу». Спустя время Наставники объяснили мне, велев:


«Заклятья и проклятья 
Разрушь, из них
Создашь Систему
Душ врачеванья Словами.
»


Помните: Душу можно согреть только человеческим теплом и участием. А исцелить только Словом. Словом, а не словоблудием. Словом, идущим от сердца, а не от ума, и тем паче не из желания выглядеть умным или «духовным».

Много лет назад мой пра … дед, передавая дар, сказал:


« … Эмоции храни
До время нужного,
Когда оно придет,
Ты станешь понимать
Что, сколько и кому
Отдать ты сможешь
Исцелив, а не губя
Себя и человека,
Пока же только половину
Получишь от меня
Для сохранения
Себя, а значит многих
С кем делиться станешь
Ты даром, данным
Мной и Богом… »

 

Поэтому будьте не только милосердны, но и осторожны в дарах. И если захочется дать очень много, всегда подумайте: а нужно ли ему, другому, столько? «Дать нуждающемуся в малом многое – отнять и малое у него». Так учат Наставники. Кроме того, неуемной щедростью можно и испугать человека. Если ты даешь столько, сколь ему некуда вместить, то значит, рано или поздно ты столь же потребуешь взамен. И человек может испугаться и отвернуться от вас. А вы будете негодовать: «Я же давал». Как учили Наставники: подумай, а насколько то, что нужно тебе, нужно другому? Нужно научиться давать человеку столько и такого, сколько и которого ему нужно. Тогда и ему хватит, и у тебя не убудет. Мы имеем права на разовую помощь. Упал человек – помоги встать. Но встать на его дорогу – не на твою. Имеешь лекарство – дай. Попросил денег – дай на хлеб, но не на масло. Помоги сейчас, чтобы назавтра он поднялся и пошел, но САМ. И не давайте без просьбы. Пусть попросит. Как говорит китайская мудрость: «Истинно беден тот, кто, нуждаясь, не просит помощи. Ибо когда человек просит и получает –доволен бывает, а когда не просит и получает – возгордиться сможет». Как учат Наставники: «Нет худа без добра, да и добро без худа не есть истинное добро».

Но чувство меры должно быть в сердце вашем. Оно не обманет.

И помните, как говорил Иисус: «Какой мерой меряете, такой и вам отмеряно будет».

 

Любви и радости Миру Сему.

Январь 2007 г.

© Copyright 2013-2015 АНО "Лолитэ". Все права защищены.

X

Оставить заявку